Новини з 1996 року

Засипав могилу матері та прогнозував події у Міському саду - про нагороди та характеристику Дедюріна

Марина Баніт 01 грудня 2017 15:15 1012 0

Що треба зробити такого, щоб отримати від міського голови нагороду? Треба бути, як нинішній директор парку "Міський сад" Дедюрін:

Треба, будучи директором кладовища, засипати вириту могилу перед самісіньким похованням та знімати на відеокамеру шокованих рідних померлої. Треба кременчужан, розбитих горем від смерті рідної матері, добити до кінця. (Про це далі по тексту у статті газети Факти: «Когда во время похорон мамы мы подошли к вырытой могиле, она оказалась… засыпана землей»)

Перебуваючи вже на посаді директора Міського саду, потрібно зробити дещо подібне:

Принижувати відвідувачів парку і викладати відео в інтернет, вирощувати для місцевого власника ботанічного бізнесу лебедів та віддавати їх, купляти у тієї ж фірми рослини за завищеною ціною.  При цьому зовсім не обов’язково виконувати свої безпосередні обов’язки по виконанню відповідних програм заходів. Головне – треба розвести свинарник у парку. І то нічого, що кременчужани за власний кошт відтворили парк "Міський сад".

 У разі ж, якщо журналісти наполегливо висвітлюють діяння, потрібно прибивати їхні фотографії на свинячу будку. Якщо це їх не лякає, варто бігати за ними з погрозами. Жодним чином не вдасться щось отримати в нагороду, якщо не знімати себе коханого і вдень, і вночі.

Будь, як Дедюрін, і отримаєш нагороду від міського голови за РОЗВИТОК КУЛЬТУРИ В МІСТІ!

А ось що пише з цього приводу активістка Анна Бутова, яка отримали вчергове відповіді на свої запити від міськвиконкому. Виявляється, Міський сад – не культурна пам’ятка, за словами Міністерства культури, але у міськвиконкомі про це не знають, зате знають про неймовірно фантастичні риси характеру директора парку, на якого, між іншим, відкрито кілька кримінальних справ:

«Я навіть слів дібрати не можу... я раніше писала, що, виявляється, парк Придніпровський не включений до Державного реєстру нерухомих пам'яток України та не перебуває на державному обліку як пам'ятка культурної спадщини національного чи місцевого значення. І тут виявилось, що Міський сад також не включений до Державного реєстру нерухомих пам'яток України та не перебуває на державному обліку як пам'ятка культурної спадщини національного чи місцевого значення !!! Це, вибачте, як ??? ( відповідь офіційна з Міністерства культури) 

А тепер відповідь на моє звернення стосовно недотримання проекту реконструкції Міського саду та взагалі директора даного парку. І тут повний сюр!!! У нас зазначають, що Міський Сад має статус комплексної пам'ятки місцевого значення. У Міністерстві культури, певно, цього не знають? Також повідомили, що на моє звернення про виділення коштів на проведення наукових досліджень рішенням сесії враховано додатково 290 тис на наукові дослідження дерев, рослин, ґрунту, водойми. 
Відповідальним за реконструкцію є Кременчуцьке міське УКБ. А квіточками та утриманням займається КП "Міський сад". 
І виявляється, бухгалтерський облік комунального закладу "Міський сад" відбувається відповідно до вимог законодавства! А де відповідь, чи поставили на облік лебедів та качок ??? Так бухгалтерія не ведеться ! 
А тепер трішки про директора :) 
Дедюрін В.М. був призначений на посаду в.о. КП "Міський сад" розпорядженням міського голови від 04.11.2016. Має вищу освіту. Те, що вона не профільна, то, певно, не цікаво було. Також нагадаю, що повинен був проводитися конкурс, а не за рішенням міського голови. 
За час роботи на посаді зарекомендував себе як дисциплінований та кваліфікований спеціаліст. Службові обов'язки та завдання керівництва виконує добре та з відповідальністю. Дедюрін впроваджує нові форми роботи( це цікаво, які?), виходячи з наявних фінансових та організаційних можливостей ( це, певно, закупівля дорогих дерев, які не заплановані планом реконструкції ) 
Вдало поєднує традиційне з яскраво експериментальним, проявляє творчу активність ( це про свиней ?) 
Наполегливий, принциповий, цілеспрямований, ініціативний, активний і має високі організаторські здібності, вимогливий до себе і до підлеглих, здатний аналізувати та прогнозувати події, має активну соціальну позицію ( ви коли це писали, смішно не було?). 
Учасник бойових дій. Є кавалером ордену Червоної Зірки. За мужність та відвагу , проявлені при виконанні військового обов'язку, в умовах, пов'язаних з ризиком для життя, нагороджений урядовими нагородами: двома медалями "За відвагу" та відзнака у військовій службі 2-го ступеню. А де про відмову в похованні людини? 
За час його керівництва Міський сад став одним із найулюбленіших місць відпочинку кременчужан ( 95 квартал відпочиває), фото документів у коментарях.»

Читайте також: 

Ридаємо. Мер Кременчука Малецький нагородив за розвиток культури у місті рибовода Дедюріна

 Кого бояться кременчужани в Міському парку? За ким встановлять відеоспостереження - за директором?

Для чого КП «Міський сад» яблуні «Рудольф» за 2363 гривні за штуку? Про Кременчук і розпил бюджету

Що має Анна на увазі, коли згадує скандальне поховання, пише видання Факти, якому про все розповіли постраждалі та сам Дедюрін. Від прочитаного волосся стає дибки.:

 

«С нас требовали полторы тысячи гривен за оформление погребения на зарезервированной земле»

Человеческая смерть — для кого-то горе, а для кого-то — работа и даже бизнес. Заниматься захоронениями — дело, оказывается, прибыльное. В нем не бывает перебоев. А это хорошая предпосылка для всяческих злоупотреблений. Давно ни для кого не секрет, что места на кладбищах продаются. Не все, но лучшие. Кажется, к этому уже привыкли. Правда, кое-кто возмущается, не соглашается платить взятки, даже в милицию обращается. Периодически пресса об этом пишет. Но становится ли от этого меньше взяточников, желающих нажиться на чужой беде? Увы…

- С момента основания кладбища на улице Петровского, возле колесного завода, наша семья хоронила там родственников, — начинает рассказ 43-летняя жительница Кременчуга Татьяна Николаева (настоящую фамилию по просьбе женщины мы не называем).  — На родовом захоронении, возле могил своих бабушек и дедушек, братьев и сестер, завещала похоронить себя и моя мама. У нее был рак желудка. Болела она долго и умирала мучительно. Я, как могла, держала маму на этом свете. Уволилась с работы, чтобы ухаживать за ней, забрала к себе. Но спасти не сумела. В пятницу десятого октября мамы не стало. Поскольку впереди были выходные, то похороны переносились на понедельник, тринадцатое число.

О том, что за давно резервированное место возле могил умерших родственников придется заплатить полторы тысячи гривен, семья Николаевых даже не предполагала. Но именно столько, как она утверждает, от них потребовали в коммунальном предприятии «Специализированный комбинат ритуальных услуг», куда они обратились, чтобы оформить погребение. Соответствует ли это расценкам предприятия, моя собеседница утверждать не может, поскольку прайс-лист ей с мужем не показали.

Еще до конца не веря услышанному, семейство вместе с представителем комбината выехало на кладбище, показало зарезервированное лет пятнадцать-двадцать тому назад место под могилу. «А документы на это есть?» — строго спросил Максим (так звали молодого человека, представлявшего интересы коммунального предприятия). Документов не было. Во всяком случае, на тот момент никто из родственников покойной о них не вспомнил. Возможно, говорит Татьяна, резерв земли и не оформлялся, ведь у кладбища раньше не было хозяина, оно считалось колхозным (рядом расположено село Краснознаменка), и захоронения велись здесь спонтанно.

- Нам сразу показалось, что с нас хотят взять лишнее, — возмущена Татьяна.  — Полторы тысячи гривен для семьи, в которой есть студент и которую кормит всего один человек, это много. «Нам нужно подумать», — ответили мы с мужем и поехали искать частную фирму, предоставляющую ритуальные услуги.

«Возможно, решили мы, кто-то собирается хоронить криминальную личность, и вызвали группу захвата»

- У меня восемнадцать кладбищ, два из которых действующие, и всего пять надзирателей, которые смотрят за чистотой и соблюдением порядка, — комментирует ситуацию директор спецкомбината Виталий Дедюрин.  — Утром 13 октября один из надзирателей сообщил, что на закрытом кладбище по улице Петровского демонтирована часть забора и вырыта свежая могила. Мы посмотрели заказы — оформления захоронения на тот день по этому кладбищу не было. Возможно, решили мы, кто-то собирается хоронить неизвестную личность, криминальный элемент. Позвонили в прокуратуру, там ответили, что установлением таких фактов они не занимаются, звоните, мол, в милицию. На «02» звонок приняли, пообещали передать сигнал в Автозаводский РОВД. Мы даже группу быстрого реагирования вызвали. Со своей стороны я отправил на кладбище главного инженера, уборщика и надзирателя, вручил им видеокамеру, чтобы они запечатлели похоронную процессию. Только так можно было установить, кто в городе занимается незаконными захоронениями.

Ну, насчет криминального следа, то вряд ли преступники стали бы светить свои темные дела. Другое дело — узнать, кто взял на себя организацию похорон на закрытом кладбище, если официального разрешения на него не выдавалось. И для этого можно было найти более гуманные способы, чем организация на борьбу с конкурентами силовых структур и видеосъемки. Но даже этого Виталию Дедюрину показалось мало, и он приказал своим подчиненным… забросать свежевырытую могилу.

- Большего кощунства тяжело было придумать, — плачет Татьяна.  — В каком же веке, в каком государстве мы живем? По какому праву так поиздевались над моей покойной мамой? Да над всеми, кто пришел с ней проститься…

Когда процессия оказалась на кладбище, батюшка попросил копачей принести с могилы землю для проведения обряда. «Так могила уже забросана», — вернулись они в недоумении.

- Что я пережила в тот момент, невозможно передать. У меня в голове была одна мысль: «Куда же я похороню сейчас свою мать?» — хватается за сердце Татьяна.  — Думала, может, кто-то бомжа похоронил в ее могиле, может, бомбу туда подложили. Я стояла над гробом матери и просила у нее прощения. А за моей спиной — сорок пять человек родственников и знакомых. Они тоже находились в шоке и не знали, что делать дальше. Нервы у всех были на пределе. Вдруг в какой-то момент я оглянулась и увидела на краю кладбища двух мужчин, которые снимали весь этот кошмар на видеокамеру. В одном из них я узнала представителя коммунального предприятия, которому мы показывали место захоронения. Я тут же обо всем догадалась…

«Это первый такой случай, но я и впредь буду так делать»

Дальше события развивались стремительно. Сергей, муж Татьяны, вместе с родственниками бросился к «операторам». Завязалась потасовка. «Киношники» признались, что это они забросали могилу землей, действуя по указанию своего директора. Но было поздно. Разгневанные участники похоронной процессии выхватили видеокамеру, пытаясь разбить ее о голову надзирателя. Он пострадал в схватке больше всех. Как рассказал директор спецкомбината, надзирателю порвали одежду и наставили синяков, человек вынужден был лечиться в стационаре.

- А как же милиция и группа захвата? Почему они не вмешались?

- Милиция опоздала, а группа из государственной службы охраны уехала раньше, — отвечает, не моргнув глазом, Виталий Дедюрин.

Ему самому пришлось выезжать на место происшествия, чтобы защитить своих рабочих. Он уверен, что поступил правильно. Ничего, что видеокамера теперь не работает, зато запись сохранилась.

- Это первый такой случай, но я и впредь буду так делать. Есть закон, который никому не дано нарушать, — убежден Дедюрин.  — Были бы у тех людей документы на отведение резерва в установленном порядке, с них бы деньги не брали. А частная фирма, которая проводила захоронение, вообще не имела права им заниматься. Ее дело — торговать похоронной атрибутикой.

- Из наших похорон решили сделать «показательное выступление», — считает Татьяна Николаева.  — Но кому они собирались показывать это видео? Тем, кто отказывается платить взятки? На что надеялись? Что мы не сможем похоронить маму? Неужели они не думают о собственной душе? Ведь это очень большой грех…

К чести копателей частной фирмы, они бесплатно очистили могилу от земли, которой она была завалена. Захоронение задержалось почти на час. Стоит ли говорить, чего это стоило близким покойной? После этого Татьяна не могла спать, прихватило сердце. После перенесенного стресса у нее стремительно начала увеличиваться фибромиома, и женщину срочно готовят к операции. А тут новые волнения: начали поступать звонки на мобильный телефон. Звонят среди ночи и молчат. Кто-то пытается запугать женщину?

Вспоминать о пережитом кошмаре Татьяна не хочет, но и молчать не собирается. В поисках правды она обратилась к народному депутату Украины, и так к вопиющему факту было привлечено внимание правоохранителей, общественности и средств массовой информации.

За дождь, снег и прочие плохие погодные условия спецкомбинат теперь берет 150 гривен

Прошло уже больше месяца, но в Кременчуге до сих пор только и говорят об этом. Комбинат ритуальных услуг проверяет комиссия за комиссией, вплоть до Министерства по вопросам жилищно-коммунального хозяйства Украины. Все они отмечают факты нарушений требований Закона «О захоронениях и похоронном деле» и подзаконных нормативно-правовых актов. Рабочая группа Министерства ЖКХ, кстати, сделала вывод о том, что директор коммунального предприятия, вступивший в должность 1 июля этого года, необоснованно ввел тарифы на ряд услуг. В частности, Дедюрин заставил кременчужан дополнительно платить за срочность захоронения (от 200 до 1500 гривен) и даже за плохие погодные условия (150 гривен). А откуда взялась цифра 950 гривен за резервирование места для захоронения? Директор объясняет это повышением цен на горюче-смазочные материалы, энергию, а также увеличением зарплат. Такая, по его словам, рыночная стоимость получилась в результате почти 40-кратного увеличения старого тарифа (24 гривни). Кстати, в Полтаве эта услуга стоит всего 65 гривен. Но, как выяснила местная газета «ТелеграфЪ», этих трех позиций — за срочность захоронения, плохие погодные условия и резервирование места — в новом прейскуранте минимального списка услуг спецкомбината, который был утвержден на сессии горисполкома 18 апреля 2008 года, нет. Как нет в минимальном перечне услуг и доставки тела из морга, и предоставления катафалка — то, что сейчас коммунальное предприятие навязывает гражданам в обязательном порядке.

- Не могу сказать, что мы жесткие монополисты, ведь можно и самому бесплатно произвести захоронение, — говорит Виталий Дедюрин.  — Мы живем в рыночной экономике, и если наши расценки кого-то не устраивают, пусть идет в частную ритуальную фирму, которых в городе девять. Они только деньги хапают, захоронения производят незаконно, без выдачи подтверждающих документов. У них нет даже специального транспорта. Я могу показать видеозапись, на которой видно, что маршрутное такси до обеда возит пассажиров, а после обеда перевозит «груз 200». Потом без всякой санобработки снова выходит на маршрут. А знаете, почему у них дешевые венки? Потому что они используют их по два, а то и по три раза. Да, бессовестно забирают со свежих могил и снова пускают в продажу.

Алина Круглова, директор частной ритуальной фирмы «Скорбота», которая производила захоронение матери Татьяны, возмущена поведением Виталия Дедюрина. Она говорит, что 11 лет работала со спецкомбинатом по договору и никаких проблем никогда не возникало. С приходом нового директора все изменилось. Он захотел прибрать к своим рукам все кладбища, чтобы диктовать свои условия и наживаться на человеческом горе. О том, что закрытое сельское кладбище по улице Петровского перешло в собственность коммунального предприятия, ее никто не уведомил. Но почему тогда, если там появился хозяин, кладбище больше похоже на мусорную свалку?

Еще летом городской отдел по борьбе с организованной преступностью передал в прокуратуру материалы, по которым против заместителя директора спецкомбината ритуальных услуг возбуждено уголовное дело по статье 368 части 2 (получение взятки в крупных размерах). Подозреваемый, как водится в таких случаях, быстренько заболел и формально продолжает исполнять обязанности. Вскоре должен состояться суд. Если вина подчиненного Виталия Дедюрина будет доказана, он может лишиться свободы на срок от пяти до десяти лет.

25 ноября состоялась сессия горсовета, на которой по инициативе народного депутата была создана еще одна временная контрольная депутатская комиссия по проверке обоснованности тарифов спецкомбината и в целом его деятельности. Но смогут ли депутаты добиться положительных изменений, если руководить комбинатом назначен человек, близкий к верхушке городской власти?..

 

Поділитися з друзями

Коментарі

Для того, щоб залишити коментар, вам необхідно авторизуватись